Omegaverse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Omegaverse » ВЫБЫВШИЕ ИЗ ИГРЫ » Томас Гаевски [омега] [x]


Томас Гаевски [омега] [x]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ТОМАС ГАЕВСКИ, М | ОМЕГА| 23 |КАНАДЕЦ

http://s6.uploads.ru/t/CmDNy.png
(Hazuki Nagisa – Free!)

▶Рост и вес: 165/56
▶Цвет волос: пшеничный блонд
▶Цвет глаз: карие
▶Отличительные черты: отсуствуют

Лицо вытянутое, овальной формы. Глаза большие, миндалевидной формы. Зеленые, со светлыми пятнами ближе к зрачку. Парню не редко говорили, что они у него странные. Тонкие светлые брови. Нос прямой, но с небольшой горбинкой. Губы тонкие, бледные. Кожа тоже бледная, с желтоватым оттенком. Не смотря на возраст его лицо чистое, практических без прыщей и пятен.
Ещё у Томаса очень живая мимика и он редко когда позволяет «надеть» на лицо угрюмую или злую маску. Во время монолога он активно жестикулирует, что со стороны выглядит забавно. 
Блондин. Волосы короткие, немного вьются на кончиках. Они почти всегда находятся в беспорядке, так как парень не особо-то следит за собой и в этом плане. На руках у него постоянно ссадины и рубцы, виной тому увлечения и повальная неуклюжесть. Есть парочка глубоких шрамов на спине и левой руке.
А ещё он иногда носит очки, нет, не потому что зрение плохое, а так – красоты ради.

Миндаль и молочный шоколад.

ХАРАКТЕР

Добрый, но странный парень. Не в меру общительный, отзывчивый, безотказный и слегка навязчивый. Кажется, что он светиться изнутри и дарит этот свет окружающим. Даже если этого не хотят. Даже если они от него убегают.
Любит, когда люди улыбаются, но сам почти никогда не улыбается, что странно. Улыбчивым его видят только самые близкие ему люди. Близких он опекает и любит. Заботлив до такой степени, что порой эта забота переходит все границы допустимого.

Ребёнок. Большой ребёнок. Его восприятие общества и окружающего мира в целом слишком наивно и абстрактно. Создается впечатление, что воспитывался он не людьми, а чудными крылатыми эльфами, которые попросту забыли рассказать человеческому детёнышу о существовании зла и бед.
У Томаса всё всегда «хорошо». Ему наступили на ногу – хорошо, облили горячим кофе – хорошо, толкнули в коридоре – тоже хорошо. Несмотря на тот факт, что из-за внешних признаков и дурашливой наивности Томас становится частой мишенью для насмешек и глупых розыгрышей – парень не обижается. Терпит всё и не ноет. Он никогда не жалуется и не винит других в своих неудачах. И не потому что он супер-терпеливый, этого качества у него как раз нет. Он не воспринимает обидчиков как обидчиков, а воспринимает их как людей, которые делают «это», потому что им «это» нужно, и не хочет им мешать. Даже напротив. Томас – странный альтруист, и порой кажется, что его кредо по жизни звучит не иначе как «если тебя ударили по левой щеке - подставь правую», но и это не так. Парень просто хочет помогать окружающим и не просит ничего взамен. Он любит человечество таким, какое оно есть.  Не делит социум на слои, не понимая в этом смысла. Ведь для него – все равны.  И живёт с розовой оправой на переносице. А ещё он пацифист. Считает, что любую, даже самую сложную проблему можно разрешить без применения насилия.
Ужасно застенчивый и стыдливый. Ему трудно находить общий язык с прямолинейными людьми, что сначала говорят, а только потом думают. Зато если он надоел вам своими разговорами, хватит одной фразы: «Томас, у тебя достаточно сексуальный голос». Он тут же замолчит. Поскольку не умеет принимать комплименты.
По сути, он перфекционист, и если людей он воспринимает такими, какие они есть, то себя, напротив – бичует и стремится довести до идеала. Это всё выходит из детских комплексов, когда он старался быть лучшим во всем. И в учебе, и в спорте, и в отношениях.
Он рассеянный и в какой-то степени даже тормоз. Он может поздороваться с человеком, десять минут смотреть в одну точку (например на пуговицу на воротничке), после просто попрощаться и даже не пояснить «а что это было». Вечно что-то теряет и забывает. В его любимой кафешке  уже хранится склад забытых им конспектов. Суматошен и многие дела оставляет «на потом» и мифическое «завтра», потом ужасно из-за этого страдает. Неряшлив и любит лишний часок поспать. Хоть и ранняя пташка по подъему. 
Свято верит в байки, городские легенды и гороскопам. Из-за гороскопов иногда творит настолько странные вещи, что волосы на голове невольно начинают шевелиться.
Все проблемы переваривает в себе, поэтому слегка сентиментален и раним. Однако, увидеть его расстроенным, подавленным, а тем более плачущим – зрелище достойное красной книги. Томас не из тех, кто будет работать на публику.

БИОГРАФИЯ

Бывают люди, истории которых вызывают восторг, удивление, страх или даже тихое обожание. Это совсем не такая история о совсем не таком человеке.
Человек получил имя Томас в день своего рождения, первого февраля, появившись на свет в семье польских эмигрантов. В тот день чета Гаевски пополнилась двумя новыми членами, так как у Томаса есть старшая (правда всего на две минуты) сестра – Лидия.
Жила семья в то время в Ванкувере, снимала крошечную квартирку на окраине центральных улиц города.

Роуман Гаевски был адвокатом, правда, не сильно преуспевающим и слишком честным для своей сферы деятельности, а его жена Оливия работала официанткой в посредственном ресторане с псевдофранцузской кухней и потускневшей вывеской. Дети стали, для относительно молодой пары (вместе они прожили всего полтора года),  достаточно трудным испытанием, но к счастью, с напастью в лице грязных подгузником и режущихся в три часа ночи зубов супруги справились. И достаточно успешно. Так как ни Томаса, ни Лидию невозможно было упрекнуть в худобе, недалекости или же дурном нраве.
Мальчик рос в меру активным, не в меру любознательным и достаточно смышленым ребенком. Сестра же напротив имела вредный характер, но в стремлении к достижении высот ей можно было только позавидовать. От матери с отцом получали то, чего требует к себе любой ребенок в дошкольном возрасте, исключая, разве что животных. У Оливии была жуткая аллергия на шерсть, и как бы детишки не просил щенка или хомячка, то не могли получить желаемого.

Родители привезли Томаса и Лидию погостить у бабушки с дедушкой на Рождество в Торонто, им тогда едва исполнилось пять лет, и они впервые так надолго оставался в окружении незнакомых ему людей. Своих деда и бабушку он, по сути, увидели впервые, так как те после переезда из Польши ещё в сороковых годах, обосновались в Канаде и ни разу не навещали своего сына и невестку. Отношение к внукам было более чем ожидаемым, как и многие пожилые люди, которым в руки попадались маленькие дети, они старались всячески радовать и баловать ребятишек, хотя сначала Томас воспринял это с присущей маленьким людям настороженностью. Лидия напротив, оказалась в этом отношении куда более покладистой и объективной.

Рождество прошло, а родители так и не вернулись, чтобы забрать детей домой. Прошла неделя, ещё две, спустя два месяца, мальчик начал подозревать что-то неладное и стал капризничать, досаждая своему деду расспросами о том, куда делись мама и папа. Томас искренне полагал, что натворил что-то плохое, раз родители не приходят за ним. Он подстрекал Лидию сбежать искать родителей посреди ночи, за что получил по носу. 
Бабушка успокоила ребенка, сказав, что Оливия и Роуман просто уехали в далекую страну, по чрезвычайной надобности, и обязательно вернуться, как только кончится их путешествие. Томас поверил, так как это было единственным, по его детскому мнению, вариантом, но слегка обиделся на маму и папу, за то, что те не взяли его в путешествие, ведь он уже достаточно взрослый для этого. В отличие от брата, Лидия – куда более рассудительная и понимающая не по годам, не поверила в добродушную сказку от бабушки, но и переубеждать младшего брата не стала. Зная его ранимый характер, ей искренне не хотелось рушить его иллюзию.
Тогда-то Томас ещё не знал, что он круглый сирота, и родители, несмотря на уверения бабушки, не вернуться из их долгого путешествия. Гаевски погибли при странных обстоятельствах, следствие считало, что трагедию в виде аварии подстроил кто-то из недовольных клиентов Роумана, которому приспичило отомстить адвокату. Только вот дальше догадок следствие не зашло, и «несчастный случай» на заснеженной дороге так и остался несчастным случаем на страницах протоколов.
Дети Гаевски так и остались на попечении ближайших родственников, то есть деда и бабушки в Канаде.
Вот так слегка трагично и началась новая страница жизни Томаса Гаевски, которого, в новом, большом и просторном доме, ласково называли Томашем и читали сказки на странном шипящем языке. Миклош – дед мальчика, был настоящим патриотом своей Родины и пытался привить своему единственному внуку чувство гордости за страну, в которой Томас никогда не был. Знакомство с исторической родиной - Польшей у мальчика так и не случилось, но к двенадцати он уже свободно говорил по-польски. Лидию в этом плане не так таскали, полагая, что ей, как девочке, вовсе не обязательно разбираться в истории и культуре. Ко всему прочему в отличие от любопытного Томаса её больше волновали не языки, а механика, сбор моделей и единоборства. Миклошу нравилась эта черта в его «маленькой девочке», за что он её поощрял мелкими подарками в виде леденцов. Томас тогда ужасно ревновал, из-за чего неосознанно больше привязался к бабушке, от которой пахло выпечкой и цветочными духами.

В младшей школе ни Томас, ни его сестра не учились. За ненадобностью. Его бабушка была преподавательницей в младших классах и обучала внуков на дому. Но дисциплина в целом от обыденно школьной мало чем отличалась. Разве что отсутствием посторонних детей. Но Томас не жаловался на отсутствие друзей среди сверстников. Он жил в достаточно оживленном районе, а соседями приходились старики и молодые семьи. Томас сильно сдружился с одной девочкой и её младшим братом, жившими этажом ниже. А ещё одной француженкой с соседней улицы. С Ванессой и Луизой у Томаса отношения ладились куда легче, чем с другими. И игры ему тоже нравились «девчачьи». Куклы, игра в «семью», рисование в раскрасках. Мальчишки дразнили его, потому что он не мог залезть на дерево или пойти играть в мяч, но Томас не обращал на них внимания, продолжая делать то, что было ему по душе. Мальчишек обычно от брата отгоняла Лидия, которая со своими навыками в дзюдо была довольно грозным противником. Она, кстати говоря, не сильно любила те игры, которые предпочитал её брат, но от компании никогда не отказывалась.
В десять лет, когда у ребят начали, проявляется запахи, все вопросы касательно весьма нестандартных по общим меркам предпочтений встали на свои места. Лидия оказалась бетой, а Томас – омегой. Последнее стало ударом для его деда. А вот бабушка быстро приняла внука таким, какой он есть, Миклош же боролся с сущностью Томаса, даже насильно водил того на спортивные матчи, но чего уж там. Рос мальчик отнюдь не брутальным спортсменом. Это досталось его сестре. 
К одиннадцати годам ребром встал вопрос дальнейшего обучения. Всё, что могла бабушка уже предоставила, то есть базовые знания до пятого класса.
Ребята впервые идут в школу, что была ближе всего к дому. Томас  из-за своего добродушного характера быстро влился в общую компанию, а учителя прониклись к смышленому мальчику со странным акцентом симпатией. Лидия  начала проявлять себя чуть более цивилизованно, превращаясь на общем фоне в своевольную девочку,  вырастая из образа озлобленного полудикого волчонка.

В двенадцать Томас заработал воспаление легких. Неудачная прогулка по осеннему парку вдоль озера. Из-за некоторых осложнений мальчик пролежал в больнице чуть больше года. Разумеется, дед и бабушка беспокоились, немногие друзья, что у него остались, приносили учебники, игрушки и домашние задания. Неприятный инцидент сходил на «нет», но в тоже время Томас сильно отстал в плане учебы.

После длительного пропуска дела не ладились. Из-за пропущенного года никак не удавалось нагнать сверстников, и он скатился до троек, едва перебивающимися редкими хорошими отметками. С общением тоже возникли некоторые проблемы. Друзей с каждым годом становилось всё меньше и меньше, и в итоге на выпускном вечере Томас сидел в компании двух человек и горестно вздыхал на счет неудачного аттестата. Лидия, которая тоже не блистала шикарными баллами, но получила приглашение по спортивной стипендии, всячески старалась поддерживать младшего. Но его не принимали в колледж – не дотягивал по баллам. Томас три года после школы провел на заработках, прежде чем ему удалось подать свои документы на заочное обучение в университет. Факультет журналистики. Ею, кстати говоря, Томас увлекся с того времени, как попал в больницу. Он читал больничные журналы и газеты, что выписывал ему дед, смотрел новости и слушал радио. Особенно его зацепило последнее.

Первая течка у Томаса произошла накануне семнадцатилетия. И это был не самый приятный опыт в его жизни. По иронии обстоятельств, среди его близких не оказалось тех, кто бы сталкивался с подобной проблемой, потому пришлось справляться в одиночку. Со временем, когда цикл нормализовался, а сам парень начитался статей про всякого рода ослабители и подавители, проблемы отошли в тень. Ну, практически отошли, так как у Томаса ещё ни разу не было партнера в особо острый период и соответственно со своим состоянием приходиться справляться самому, при помощи медикаментов и самоудовлетворения.
До двадцати лет Томас жил с опекунами. Причиной стало  беспокойство бабушки, что не хотела отпускать внука в холодный и жестокий мир, где кто-то может его обидеть.
С боем ему таки удалось съехать  сначала на съемную квартиру, а потом и вовсе переехать к сестре в другую страну. Кстати о Лидии – та ещё в семнадцать, сразу после первого года обучения в колледже, сбежала из дому вместе со своей девушкой, при этом оборвав связи с братом и опекунами. Объявилась лишь спустя три года, предложив Томасу переехать к ней в Руян, где, как она предполагала, им будет куда комфортней, чем под строгим присмотром дедушки и бабушки.

Покладистый Томас, недолго думая, перевел документы в другой университет и переселился к Лидии. Благо, финансы позволяли.  В конечном итоге так они вдвоем и продолжают жить. Вместе с ящером Сальвадором, крысой Бертой и волнистым попугайчиком Тифанни.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

▶Профессия: радиоведущий
▶Ближайшие родственники: Лидия Гаевски – старшая сестра-близнец, родители Оливия и Роуман Гаевски (мертвы),


▶Увлечения персонажа:  готовка ( в особенности выпечка), езда на велосипеде,  игра на гитаре (любительская), игра на скрипке (уровень музыкальной школы).
▶Планы на будущее: доучиться в университете(чтобы получить стабильную работу), завести друзей и купить собственный дом.
▶Страхи и(или) фобии: боится приведений и высоты.


▶Другая информация:
Симпатии/антипатии:
[+]Солнечные дни, леса, корабли, архитектура, фотографии, живопись, морепродукты, пряности, выпечка, ящерицы, змеи, клетчатый принт, очки разных форм и размеров, милые безделушки, магнитики на холодильник.
[-]Нудные диалоги, мелодрамы, коты, фастфуд, плесень, яркие украшения, излишняя нагота, пошлые шутки, дискриминация, планшеты, современная музыку, школы и университеты, алкоголь.

▶Связь с вами: 677714257
▶Пожелания: развития и добра :з
▶Претензии: исправьте опечатки в таблице, они могут отталкивать.

+

/пост с проекта HOH, персонажа Silas Underwood/

Каждый день по-своему повторяет предыдущий. Жизнь в Убежище всегда была неторопливой и монотонной.  Сегодня отличалось от вчера только погодой. Если всю прошлую неделю стояла хорошая погода, то сейчас она решила отыграться, а заодно и напомнить жителям этого обособленного мирка о том, что ещё рано прятать теплую одежду.
День, вернее утро у Сайласа не задалось, из-за своей привычки гулять по ночам. Он снова проспал к первой паре.  Решение было принято незамедлительно, пропустить учебу, во благо своим нервам. Не то, что бы Андервуд был плохим студентом, но в последнее время на него напала такая хандра, из-за которой даже исполнение элементарных обязанностей было в тягость. 
Бездельничать фарагго не хотелось, потому прогнав дремоту, он поднялся с постели.   Его комната не отличалась интересным интерьером и выглядела чуть запущенной, наверное, причиной тому было, что парень,  проживающий в ней, был жутко рассеянным типом.   А для борьбы со своей забывчивостью Сайлас придумал клеить на дверь записки, в которых упоминались его обязанности, встречи и прочие дела, запланированные на день грядущий.
Смахнув последний сон, рыжий с трудом прочёл, то, что он нервным почерком нацарапал вчера ночью.
«Три ящика помидор, ящик огурцов, шесть килограмм капусты…» -  про себя прочёл фарраго, вспоминая, что ему нужно перепроверить в кладовой. «… Отнести книги в школьную библиотеку…», Сайлас окинул взглядом небольшую стопку книг, скопившуюся около кровати, некоторые из них были просрочены на несколько месяцев. Молодой человек просто не горел желанием с ними расставаться.
«Встреча с Джейми…»- эта записка больше всего привлекла внимание молодого Андервуда, так как помимо его собственной записи было ещё кое-что. Аккуратным женским почерком выведенный вопрос «Кто такой Джейми?» и сердечко после знака вопроса.
Парень насупился, сколько раз он просил свою сестру не заходить в его комнату? Нет, с ней договариваться, равно как пилить камень – ни смысла, ни удовольствия. А вот про встречу, да, парень чуть ли не запамятовал про неё. Вернее, он даже не мог вспомнить, когда и как согласился. Ему, безусловно, нравилась эта открытая и милая девушка, но она так же вызывала некоторые подозрения. Потому парню не представало случая сблизиться с ней, хотя бы в разговоре. Все их немногие пересечения случались в присутствии Лорелая – лучшего друга Андервуда. Сайлас при таком раскладе предпочитал, молча наблюдать, и наблюдения ему не нравились. Он искренне ревновал приятеля к Джейми, при этом, даже не обосновывая этот факт. Ему это было не по душе, и он ещё ярче ощущал себя лишним и «не в своей тарелке». Но отменять встречу не было никакого желания, это ведь уникальная возможность – расширить круг немногих знакомых.  Это были слова миссис Андервуд, не её замкнутого сына, но он был с ними целиком и полностью согласен.
К часу парень закончил со всеми своими неотложными делами, успел постоять у стойки и продать нескольким милым дамам пару кило картошки. Это было скучно и утомительно, Сайлас не отрицал, того что ему не по душе торговый бизнес, но он не мог от него отказаться. Как-никак, а его семья целиком и полностью была зависима от продаж со склада Убежища. Чем выше был процент, тем большая прибыль, тем лучше идут дела. Если средний показатель упадёт на двадцать процентов – семья Андервуд может лишиться и квартиры, располагающейся на втором этаже лавки. Думать об этом парню не хотелось и, закончив свою двухчасовую смену, он поднялся в свою комнату: привести себя в порядок.
«Снова небрежно?» - предположил рыжий, пытаясь хоть на себе выровнять складки на мятой одежде. К счастью, комплект, который он выбрал бы чистым, хоть и очень помятым.
Спустившись к выходу, Сайлас махнул матери, сменившей его за стойкой, на прощание, пообещав не задерживаться.
Ещё одной плохой привычкой молодого человека было не опаздывать, а приходить слишком рано. Но, по правде говоря, лучше уж просидеть несколько минут в ожидании, чем заставлять кого-либо ждать.
Кафе с броской вывеской было всего в десяти минутах ходьбы от лавки семьи Сайласа. Немудрено было, что вскоре парень уже вскоре расположился за двухместным столиком у окна. Посетителей в будние дни было немного, что не могло не радовать парня. Второй факт, что пришёлся ему по вкусу, это то, что он успел прийти раньше своей будущей собеседницы и может пока насладиться одиночеством в приятном интерьере.
Сайлас не любил сладости, потому, когда пришло время делать заказ, парень, чуть заикаясь и не особо церемонясь, ответил, что будет пить только чай. И не более.
После, сложив руки на груди и облокотившись спиной на стул, он принялся рассматривать серые стены заведения, находя их успокаивающими. 

Отредактировано Tomas Gajewski (2015-08-24 19:37:16)

+2

2

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

[float=left]http://s020.radikal.ru/i711/1509/ee/abd4bab5744d.gif[/float]

Будьте добры заполнить следующие темы:
[Внешность], [Население],
[Личная тема], [Заполнение профиля].
При создании темы в личном кабинете, учитывайте, что первый пост - ваши отношения и хронология, а лишь после - ваш дневник. Пожалуйста, не забывайте регулярно обновлять информацию в вашей личной теме. Это поможет вам не запутаться при создании новых игровых эпизодов и поможет другим игрокам ориентироваться в вашей игровой жизни.

0

3

Игрок выбыл из игры.

0


Вы здесь » Omegaverse » ВЫБЫВШИЕ ИЗ ИГРЫ » Томас Гаевски [омега] [x]